Дорогие друзья, 8 марта 2016 года - наш проект распахнул свои двери для всех желающих! Вас ждет удивительное погружение в жизнь таинственного и современного Лондона, а так же путешествие из Туманного Альбиона через портал в авторский мир Изумрудного Залива, где Вы сможете насладиться приключениями и познакомиться с многочисленными легендами.


>ЛУЧШИЕ ИГРОКИ И ПОСТОПИСЦЫ НЕДЕЛИ<

• ГОСТЕВАЯ КНИГА • Правила • Сюжет • Обзор событий • Наши акции • Шаблоны анкет • Список персонажей • Занятые внешности • Информация о мирах • Квесты


БАННЕРЫ ТОПОВ:


Рейтинг форумов Forum-top.ru

ВРЕМЯ В ИГРЕ:
в Лондоне 15-25 января 2016 год
в Заливе 12-22 асвелл (мая) 4682 год

==>Погода в Заливе и в Лондоне<==

НОВОСТИ: В связи с техническими проблемами у нас новый рекламный аккаунт. Логин и пароль для входа те же, что и раньше. Уважаемые партнеры! Если вам нужно отредактировать какое-то из старых сообщений, обращайтесь в гостевую.

Лондон и легенды Изумрудного Залива

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон и легенды Изумрудного Залива » Изумрудная долина » Вот и встретились два одиночества, 13 асвелл 4682


Вот и встретились два одиночества, 13 асвелл 4682

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.ru/9127305.jpg


● Название эпизода: Вот и  встретились два одиночества
● Время действия: 13 асвелл 4682, смеркается
● Место действия: Лес
● Погода: Прохладно. Ветер слабый, осадки не наблюдаются. Небо чистое
● Участники: Дайре Девеир, Эландер Алаксар
● Краткое описание: Эландер Алаксар, исследователь нежити, ставит ловушку в лесу. За этим делом юношу застал не кто иной, как глава вампирского клана. К чему приведет встреча? Другой бы начал с расспросов, но голодного вампира мало что остановит. Лорд Девеир сделал все как обычно, вот только...Поймет ли очнувшийся Элли, с кем имеет дело?

0

2

Прекрасный ассвел. Кажется, сама погода располагает к длительным прогулкам. Научившись жить в одиночестве, Эландер стал ценить время. Он старался выполнять дела как можно скорее, чтобы освободить как можно больше драгоценных секунд, которые можно потратить на жизнь. Познавший лишения, он знал, что стоит ценить в этом мире. Молчаливые правила следовали за ним по пятам.
Вроде бы, сам по себе, но все равно строит распорядок.
Сегодня мистер Алаксар находился в добром расположении духа, а под вечер, угостив в загоне олененка (когда-то потерявшего мать от лап кровожадного существа) хлебом, круто посыпанным солью, отправился в лес. Стоило установить ловушку на волка-одиночку, который стал все ближе подходить к месту выпаса коз.
Пеший путь не был легок, но на автомате преодолевая одни и те же препятствия ежедневно, парень не испытывал особых трудностей. Вооруженный дедушкиным палашом, он прокладывал себе путь меж сильно разросшихся кустов. Элли себе под нос напевал какую-то известную мелодию, которую часто слышал в Мариноре на праздниках. Когда переступал то или иное бревно поперек, дыхание сбивалось. Это служило причиной сказать себе "Нет" и повторить припев сначала.
Парень углубился в чащу достаточно глубоко, путь составлял порядка полутора часов. Он судил о прошедшем времени по тому количеству, сколько раз повторил песню. Остановившись на берегу озера, сам себе кивнул и скинул ношу с правого плеча. Пальцы слегка покалывало оттого, что лямка передавливала плечо слишком долго. Ничего, пройдет. Пару раз сжать кулак - и станет как обычно.
Пара кольев, маскировка в виде листьев, самодельная петля... Все лучше, чем капкан. Парень перехватил палаш в левую руку, теперь намного удобнее. Ловушку оставалось замаскировать еловыми лапами. Привычный к окружающим звукам, он без труда определял, где и какая птица. Иногда пытался различать их среди густой зелени, но казалось, будто пернатые проказницы играют в прятки.

Отредактировано Эландер Алаксар (26.03.2016 01:33)

+1

3

Какой самый большой минус бессмертия? Не одиночество, тоска по прежней семье и потерянным возможностям - столько лет прошло, Дайре теперь почти уже не вспоминал, что когда-то сам был человеком. И даже не жажда - к ней привыкаешь со временем, и она доставляет уже не так много неудобств. Но когда живешь сотни и тысячи лет, твоей главной проблемой становится скука. Посидел там, постоял тут, почитал книжку, понаблюдал за подданными, посмотрел в окно... И так изо дня в день. Конечно, всегда можно развлечься вылазками в город, охотой, да теми же экскурсиями (человечки так забавно пугаются и кричат, когда выскакиваешь перед ними из темноты с горящими красным глазами и обнаженными клыками), но рано или поздно это тоже надоедает. Бесспорно, конечно, кому-то вполне хватает впечатлений, чтобы быть довольным, и даже чувствовать себя счастливым, но глава клана Дэвеир точно не из таких. Ему всегда нужно было что-то посерьезнее, чтобы оправдать свое существование. Наверное, этим и объясняется его неудержимое любопытство. Цель есть, и она достаточно глобальна, чтобы служить смыслом существования вей вампирской братии, но пока она еще недостижима, надо наполнять свои дни чем-то иным.
Что привело Дайре в лес этим тихим вечером? Пожалуй, у князя не было никакого конкретного плана. Он просто искал, чем заняться, и вообще-то намеревался отправиться в город, понаблюдать за приготовлениями к празднику. В конце концов, это и его победа, да и кто запретит вампиру принять участие в человеческих развлечениях. Однако, спустившись с гор, Дэвеир почуял запах смертного. Совсем одного, в глухой чаще леса. И что же он, интересно, здесь делает? Голод пока еще не слишком явно давал о себе знать, но неисправимое любопытство взяло верх. Торопиться некуда, почему бы не посмотреть, кто и зачем здесь бродит.
Вампир тенью скользнул по следу. Идти было недалеко - вскоре он уже различал бормотание человека, а потом увидел и его самого, с палашом в руке сооружающего ловушку на берегу озера. Так-так, кто же тут у нас, охотник, самоуверенный любитель приключений? Далеко же ты забрел, человечек. И кого надеешься поймать своей петелькой? Дайре усмехнулся, облизнул клыки, сейчас не отличающиеся от человеческих, и неслышно вышел из чащи. Прислонился спиной к дереву в полуметре от объекта наблюдения, сложил руки на груди. Поиграем?
- На кого охотимся? - глубокий бархатный голос неожиданно разрезал обычную предзакатную суету леса. - Вы забыли положить приманку, кстати.

+1

4

Молодой человек, по своему обыкновению, сначала маскировал ловушку и лишь затем небрежно кидал кусок мяса под петлю, которая сдавливала бы не шею, а ногу жертвы. Гуманно? Вполне, если при этом не прийти не позднее, чем атрофируются сдавленные мышцы конечности. Леснику прекрасно известны приемы наименьшего насилия над теми, кого предстоит убить. Конечно, крайние меры, такие как смерть, до сих пор не перестали оставлять ощутимый след в душе мягкотелого Элли. На этот раз он твердо осознал, что остальные способы (стрельба солью, факел перед носом, нечеловеческие крики) перестали действовать на борзое животное.
Присев на корточки, мистер Алаксар вернулся к дорожной суме, пытаясь вслепую нащупать завернутый в мешковину кусок слегка протухшего мяса. По его расчетам, для голодного хищника сгодится что угодно, даже если уже не удовлетворяет требованиям к человеческой пище. "И почему нынче хищник бесстрашный пошел? Предположу, схожий характер имеет бешенство у лисиц и барсуков, они совсем перестали опасаться человека, будто что-то незримое затуманило их рассудок." - За своими рассуждениями он не заметил приближения незнакомца. Внутренне его едва не передернуло, сердце сделало двойной кульбит вокруг своей горизонтальной оси, но внешне это отразилось лишь в резко расширившихся зрачках. Рука в суме дрогнула и напоролась на острие ножа. не больно, но ощутимо. Слава Двуликому, острие пропороло лишь верхний пласт кожи. Кажется, кровь почти не выступает, прикрытая срезанной "чешуйкой", имеющей схожий внешний вид с рыбьей чешуей. Новый захват мешковиной дался ощущением остроты из-за отогнувшегося срезанного пласта кожи. Не женщина и не дитя, потерпеть можно.
- Вы что-то сказали? - Слегка рассеянный, вынырнувший из собственных дум молодой человек маскировал волнение короткими фразами и твердым голосом. Разум отказывался принимать, что юношу застали, прямо-таки, врасплох. Как ни в чем не бывало,  он уже начал доставать сверток из сумы. Хотелось сделать глоток воды. Незримая эмоция сменилась удивлением: "Человек посреди леса? Я-то ладно. Но здесь не встретишь обычного туриста. Да и ноши я не приметил."
- Как видите, я ничего не забыл. - Он неторопливо разворачивал мясо, завернутое в плотный кусок двойной мешковины, четко зная свое дело, в том числе и последовательность. Защитная реакция - оправдание. Это плохо, признак слабости. Пути назад нет. Показать страх - значит, заведомо стать проигравшим. Закон жизни, не более. Добычей должны стать волки. Овцы хватают, знаете ли. - Он сам не знал, для чего отвечает чужаку. Не острая ли это нехватка общения? Резко захотелось перевести перевести тему в более нейтральное русло, желания не были ничем аргументированы:
- Вы путник? Таких смельчаков как вы редко встретишь в наших краях. - Эландер отнюдь не собирался преподнести всю информацию о себе на серебряном подносе. Все это выходило как-то само собой.
С расположенной на некоторой высоте ветки, что в полтора раза выше человеческого роста, донеслось недовольное гулкое шипение. Это - рысь, что когда-то была спасена лесником после серьезного ранения кошки - та не выжила бы после перелома бедра в дикой природе. "Кунак. Он обычно так близко не подходит к чужакам или, во всяком случае, не дает знать о своем присутствии." - Шерсть на загривке дикой кошки стояла дыбом, короткий "обрубок" хвоста приподнят, передние лапы полусогнуты.

+1

5

Вот никогда не надоедает зрелище застигнутого врасплох человечка. Они столь часто увлекаются так сильно, что не замечают ничего вокруг себя - просто грех пройти мимо и не задержаться. Верно, долгая жизнь очень плохо влияла на характер бывшего фермера: хотя сейчас он занимал видное положение в своем обществе, и в высших людских кругах считался за равного, наследником древнего аристократического рода, Дайре никогда не упускал возможности поиграть с простыми смертными, получая истинное удовольствие от их страха, удивления и растерянности. А что вы хотели, издержки бессмертия, надо же чем-то развлекать себя, когда все остальное давно приелось.
Может быть, внешнее спокойствие сегодняшней "игрушки" обмануло бы любого из его собратьев, но только не вампира. Дайре чувствовал гораздо больше, и наслаждался произведенным эффектом. Живые, не сдерживаемые ничем эмоции, иногда это даже лучше, чем кровь. А он забавный, этот человечек.
- Да, я сказал, - удовлетворенно отозвался Дэвеир, не двигаясь с места и вообще не шевелясь. Ему даже не приходилось напрягаться для этого, а если бы охотник на минутку отвлекся от своего занятия, смог бы заметить, что ребра странного незнакомца не вздымаются от дыхания. Но, конечно же, как и многие другие до него, решил бы, что это лишь плод воображения...
Очень знакомый резкий и пряный запах внезапно коснулся ноздрей вампира. Совсем слабый, но зрачки непроизвольно расширились, а горло царапнула жажда. Кровь?.. Глупый человечек, да ты играешь с огнем.. Дайре прикрыл глаза и полной грудью вдохнул манящий аромат, вновь облизнул чуть заострившиеся клыки, затем медленно выдохнул. Он слишком хорошо контролировал себя, чтобы бросаться на первого встречного, словно какой-нибудь новообращенный, но запах крови всегда вызывал бурю эмоций и воспоминаний... Впрочем, нет. Не время сейчас предаваться им.
Всего пара мгновений, едва ли человек мог заметить реакцию собеседника, и тем более понять, чем она вызвана. А тот уже стоял рядом, брезгливо морщил нос, изучая предполагаемую приманку.
- Вы думаете, волк на это польстится, когда у него есть свободный доступ к овцам? Фу, гадость какая. От него же за километр разит тухлятиной.
Запах крови почти перестал ощущаться, видимо, ранка была совсем незначительной. Дайре широко улыбнулся в ответ на вопрос охотника, рассмеявшись про себя. Наивный мальчик, знал бы ты, с кем разговариваешь сейчас! Смельчаком скорее можно назвать тебя, но ты об этом не догадаешься. Ну надо же! Решил проявить заботу о вампире. Ха-ха-ха.
- Можно и так сказать. Я родом издалека. Что же такого опасного в ваших местах, что здесь нельзя гулять в одиночку? Может быть, эта рысь?.. - кошку он заметил не сразу. Беспокоиться было не из-за чего, ни один зверь не решится напасть на живого мертвеца, слишком силен их врожденный страх перед тем, что противно природе. А если и решится, это будет последнее действие в его жизни. Вампир с неподдельным интересом изучил пятнистого хищника, заставив того нервничать еще сильнее. Потом как ни в чем не бывало обернулся к собеседнику. - Что это с ним? Ваш питомец?

+1

6

Слишком эмоциональный. Это лучше скрывать от незнакомых людей. Кто знает, кем откажется твой собеседник. нынче время более. чем не спокойное, да и слишком много переселенцев. Изумрудный Залив, весьма некстати, благодаря курортной деятельности начал активно привлекать новые лица. Ищущий покоя в душе, Эландер вовсе не жалел, что находился поодаль от городской суеты. Он любил тишину и размеренный образ жизни, а единение с природой даровало ему новые силы. От пеших походов в горы или дремучий лес юноша, напротив, ощущал подъем внутренней энергии. Ему нравились трудные переходы, а за пульсирующие звезды и языки согревающего пламени он был готов отдать многое. Интереснее всего было наблюдать за тем, как прогорают дрова, как с одной деревяшки на другую скачет огонь. Особое любопытство вызывали всполохи света на подсохшей хвое да оранжевые переливы на прогоревшем полене. Подобные зрелища в миниатюре вызывали энтузиазм лесника, так что порой он устраивал подобные ночи с любованием на огонь близ любимого озера.
И почему именно в этот день и час приспичило думать о вечном (огне и звездах)? Разумеется, увлекшись делом, Элли не сразу обратил внимание на то, что собеседник умудрился подобраться вплотную к нему. Чужое тело находилось слишком близко. Поднявшись из положения "сидя на корточках", он ощутил спиной непонятное прикосновение. Новая неожиданность комфорта не добавила, поскольку Так близко мистер Алаксар не становился бы посреди даже ко второй половине, если б она существовала. "Разве вы не считаете правилом хорошего тона держать дистанцию?" - подобные мысли озвучены не были, но протест в глазах явный. Незаметно для собеседника, он сжал кулак. Незримый знак протеста. Если бы юноша знал, Кто перед ним, непременно мог сжать в руке нож, даже если орудие сделано не из серебра. Лучше иметь хоть какую-то призрачную защиту. Молодой человек отступил на шаг от незнакомца, встав к нему лицом. Он привык смотреть в глаза собеседникам.
- Я полагаю, животное соблазнится запахом легкой добычи. Сомневаюсь, что волки обладают интеллектом человека и способны на планирование - например,проследить за местом, куда идет человек, а спустя несколько суток вернуться и совершить расправу или даже отомстить за украденную добычу. - Сказал Эландер, - "при условии, что вы имеете дело не с оборотнем" - добавил он про себя. Лучше не говорить первому попавшемуся о том, что ты принимаешь мистику за реальность.
- Мало кто решается заходить столь далеко от ближайшего населенного пункта: не первой проходимости тропы, да и хищники - мало ли. - "Не говоря уже о разгулявшейся нечисти." - Охотник следил за языком тела питомца и лишь кивнул на вопрос о большой кошке, жестом приказав пятнистому чуду оставаться на месте. - Он не любит людей, это нормально для дикого животного. - Нужно отметить, Эл доверял Кунаку, но мало что смог бы сделать. Красноречивое поведение питомца заставляло блондина нервничать все больше. Мысленный разговор лесника и подопечного ему существа был обычно не заметен обычным людям, но связь таких разных существ оставалась весьма крепкой и существенной для человека-одиночки.

+1

7

Дэвеир обезоруживающе улыбнулся, увидев недовольство в глазах охотника. Что это, неужели кто-то чужой вторгся в наше личное пространство? Какое же оно у нас небольшое. Или жертва инстинктивно чувствует хищника, вот и старается держаться от него подальше? Сам вампир не ощущал никакого дискомфорта, находясь так близко к человеку. Он уже не мог вспомнить, как реагировал бы на подобное в бытность смертным - от прошлого остались лишь некоторые, самые яркие эмоции, и те заметно размылись со временем. Но сейчас такая интимная обстановка возбуждала азарт. До горла собеседника всего ничего. Сделать шаг, неуловимый для него, вонзить клыки в сонную артерию и наконец-то насладиться вкусом живой, пульсирующей и обжигающей крови. О-о-о, как это было бы прекрасно. Дайре даже непроизвольно сглотнул, с трудом отводя взгляд от шеи человечка. Не сейчас. Еще рано, пока еще можно растянуть удовольствие. Он все равно никуда не денется.
- О, нет, здесь вы ошибаетесь. Волки умнейшие существа, они способны еще и не на такое. Охотников обманывают не хуже лис. Когда-то я жил в местности, где было много волков: они то и дело уводили наших собак, которых мы потом находили мертвыми, порой воровали скот прямо из овчарни, а зверь, однажды попавшийся в ловушку и сумевший вырваться из нее - будьте уверены, - никогда уже не попадется в нее снова, - прошла почти тысяча лет с тех пор, как у него была необходимость разбираться в повадках серых хищников и охоте на них, но и тогда, и сейчас, бывший фермер восхищался их интеллектом. У него было достаточно времени, чтобы понаблюдать за животными в их естественной среде обитания, в конце концов, это тоже весьма любопытно, особенно когда у тебя в запасе вечность. - Так что не стоит недооценивать их. Если, конечно, ваш волк не совсем еще молодой и неопытный.
Дайре снова ослепительно улыбнулся, сверкнув слегка удлинившимися клыками. Между тем, солнце все ниже клонилось к горизонту и в лесу, как водится, быстро темнело. От озера ощутимо потянуло сыростью и холодом. Лес притих в ожидании ночи, только где-то в ветвях заливались соловьи, не снисходя до разворачивающейся под ними сцены, и вела свой педантичный отсчет кукушка. Отсчет чего? Быть может, минут чьей-то жизни? С этой позиции красноватый отблеск глаз незнакомца выглядел очень недвусмысленно.
- А вы сами, мистер, как я посмотрю, ничуть не боитесь заходить в глушь в одиночестве, и ни тропы, ни хищники вас не смущают, - проникновенно прошептал Дайре, делая еще один большой шаг к собеседнику. Снова слишком близкое расстояние, вернее, его вообще почти нет, и гипнотический взгляд глаза в глаза. Дэвеир не владел телепатией, как древние вампиры, но и его способностей хватало, чтобы легко легко удержать жертву на месте. - Особенно хищники...
Он возвышался над собеседником на добрых полголовы, что еще больше должно было увеличивать ощущение силы и опасности. Даже если этот мальчик и вспомнит что-то наутро, он скорее сочтет себя сумасшедшим, чем поверит в то, что встретился с настоящим вампиром. Князь не стал бы развлекаться со смертными, если бы не был уверен, что это не повлечет опасности для клана. Тайна, тайна... он сам когда-то со всем энтузиазмом поддерживал это предложение, и был приверженцем его по сей день. Но если даже один из десятка вдруг сообразит, с кем пообщался накануне, кто, скажите, ему поверит? К тому же, всем известно, что в горном замке живут актеры, изображающие легендарных существ для развлечения жалких людишек. И слишком явных проявлений "нечеловечности" Дайре себе не позволял: к примеру, он не мог просто подпрыгнуть и задушить эту рысь, хотя очень хотелось. Зверь ему не мешал, но раздражал своим присутствием.
- Возможно... Но вот беда, я не люблю, когда на меня шипят. Просто неприлично, встречать таким образом человека, который, быть может, заблудился в этой чаще! - в притворном возмущении от даже отступил обратно от охотник - игра еще не закончилась. - А если он решит на меня напасть? Кстати! Здесь вы, судя по всему, уже закончили, быть может, согласитесь проводить меня до опушки, или мы останемся здесь и подождем в засаде вашего волка?

+1

8

- Вот как..?  Вы рассказываете о волках так, словно они ровня людям. В какой местности вы обитали и каков род вашей деятельности? - Эландер предпочитал оставить большинство мыслей при себе, однако не сказать, что верил незнакомцу "от" и "до". Не склонный доверять первому встречному, блондин мотнул головой, тем самым заставляя непослушную прядь волос вернуться за ухо. Отросшие волосы нещадно щекотали плоть, вызывая мощный раздражающий фактор. Он не чувствовал себя защищенным на малой дистанции, необъяснимая тревога постепенно нарастала. За увлеченностью создания ловушки, он не заметил быстро тяжелеющего неба, поэтому даже не сразу понял, то ли это собеседник загораживает ему солнце, то ли темнота действительно быстро поглотила окружающие краски. Теперь человеческий взгляд едва ли мог различить весь спектр цветов, зрение приобрело черно-белые оттенки. Чернеющие скелеты деревьев прорезали серый воздух, становилось не по себе. Сколько бы раз ни приходилось оставаться в лесу с ночевой, каждый раз ты чувствуешь себя уязвленным перед хищниками,пусть даже огонь не подпускает их слишком близко. Неизвестно, сколько любопытных глаз разглядывают тебя под покровом тени.
Мистер Алаксар не видел улыбку незнакомца, он даже не сразу осознал, что не способен оторвать глаз от собеседника. Он словно тонул в бездонных глазах незнакомца, рассудок слегка помутился. Молодой человек не в силах был шевельнуться. На фоне высокого мужчины, он чувствовал себя несостоявшимся подростком перед властным господином. Эл так хотел стать выше, забраться на пень, лишь бы... Быть наравне с брюнетом. Складывалось впечатление, словно незнакомец намного выше его по статусу: жесты, походка, монолог, вероятно, убежденность в собственной правоте. "О Двуликий, поведай мне, что нужно этому господину?" Как ни странно, сердце сместилось куда-то в область черепной коробки, и, пытаясь вырваться на волю, нещадно било по ушам изнутри. Это ощущалось едва ли не физически. Начинала болеть голова, даже воздух не отрезвлял плоть.
- На то они и хищники, чтобы властвовать этим лесом... - Задумчиво сказал юноша, благодарный собеседнику за то, что тот соизволил отвести взгляд. Когда смотришь в едином направлении, и думать легче, не возникает нервного напряжения. - Кунак, тихо. - как бы между прочим, он обратил внимание на рысь и знал, что даже если попросить рысь убраться, она будет держаться поодаль и будет следить за незнакомцем в оба. Лучший выход - сделать так, чтобы не знали о ее незримом присутствии. гордая кошка, чье самолюбие было гордо уязвлено, спрыгнула к ногам мужчин со стороны хозяина, и, задрав обрубок хвоста, направилась испить водицы. Теперь рысь делала вид, будто людишки ее не интересуют и занималась своими делами, оставаясь в поле зрения в виде неприглядного силуэта. Даже порой животное нюхало приманку, но изо всех сил старалось избежать контакта с веревками или даже случайным листом.
- Присутствие человека вряд ли даст ощутимые результаты, волки обходят нас за милю. - Пусть Эл дружен с природой, но поведение рыси свидетельствует о том, что, вероятно, гость не так уж дружен с миром природы. Вероятно, браконьер? Если дело обстоит именно так, стоит за ним проследить. Выпроводить за черту леса? Поделывать двойной пусть усталыми ногами в кромешной тьме - явно не лучшее, что могло бы прийти в затуманенную голову. Тогда есть лишь один вариант: - Предлагаю пройти в мой домишко. Часа два пути, с учетом наступивших сумерек. Придется обходить болота, днем можно было бы пойти напрямик. Почва коварная, мховые кочки зыбкие. - Лесник принял восточную позу, дабы с помощью огнива извлечь огонь на факел. Он был в своей стихии, если не считать навязанного общества. - И да. Будьте добры, назовите ваше имя. - Дружелюбный и веселый голос сменился чем-то плоским - давила темнота. "Нам лучше поторопиться" что касается профессии и домика в глуши, об этом лучше не говорить кому попало: мало кто любит отшельников и могут даже подумать, что Элли - сын ведьмы или потомок господина, имевшего счеты с законом. Ему не нужна была огласка.
Чем дольше мистер Алаксар пытался развести огонь, тем сильнее нервничал. Дыхание срывалось на резкое "нет". Молодой человек не любил попадать впросак, особенно, когда он находился в родной среде, а чьи-то глаза пристально следят, выжидая, когда ты совершишь ту или иную оплошность. Лесник не любил заставлять ждать. к сожалению, от спешки возникал противоположный эффект.   Диафрагма поднялась на уровень второго нижнего ребра, вжимая легкие в трахею. Еще немного - тонкие природные меха будут проткнуты перевернутым бронхиальным древом. Чувствуя недомогание, молодой человек изо всех сдерживался, чтобы не сплюнуть из горла вязкую жижу. Бросив затею бороться с отсыревшим камнем, дитя лесов решил, что стоит воспользоваться давно известным способом - извлечь огонь трением. Потянувшись под дерево, он оказался весьма неосторожен. Легкие выплюнули тонкий вскрик. Попавшийся в собственную ловушку, он повис вверх тормашками в позе пятиконечной звезды, привязанный за щиколотку. Грубая плетеная веревка впивалась в ногу все глубже, при каждом движении стирая с сухожилий кожу. Кровь быстро прилила к лицу, и только благодаря темноте невозможно было увидеть свекольный оттенок его физиономии. Юноша уже не помнил, с чего начиналось его знакомство с бледнолицым мужчиной. Голова испытывала давление. Лицо, по ощущениям, горело. Дышать становилось труднее. Ощущение опасности возрастало в разы. - Не будете ли вы... так любезны? - Фраза не нуждалась в продолжении. Сердце до сих пор стучало где-то в мозгах, связанных в узел обстоятельствами. почему-то, силуэт незнакомца отсюда казался еще более зловещим.

Отредактировано Эландер Алаксар (05.04.2016 18:57)

+1

9

- Ваши слова наводят на мысль, что вы слишком мало знаете о хищниках для человека, живущего рядом с ними. И вам никогда не говорили, что очень невежливо задавать подобные вопросы первому встречному? Да и опасно, к тому же.
Дайре ощерился. Бесцеремонный, настойчивый тон мальчишки выводил из себя, к тому же, напоминал о тех далеких временах, когда по всему Заливу горели костры и корчились в пламени живые существа – не важно, виновные или нет, - а инквизиторы с бледными рожами и красными от усердия глазами задавали точно такие же вопросы точно таким же тоном. Дайре повезло: он был здесь новичком и вел себя осторожно. Но не раз наблюдал допросы в стремлении найти способ прекратить их навсегда.
Нельзя назвать вампира настолько чувствительным, чтобы одна эта маленькая ассоциация испортила ему настроение. Причина тому была иная – он не получал ожидаемого удовольствия от игры. То ли навыки растерял, то ли человек попался такой толстокожий – как занимался своим делом, так и занимается, словно не замечая самого опасного хищника всего-то в нескольких шагах. Как бы отреагировал, появись здесь тот волк, интересно? Самолюбие князя страдало, и он злился. Только реакция на приближение доставила ни с чем несравнимое наслаждение, но его все-таки маловато, чтобы насытиться и исчезнуть. А резкий переход к прежнему будничному тону совсем разочаровал. Может, все оно и к лучшему… Человечек не догадается, с кем имеет дело. Дайре широко ухмыльнулся.
- Вы никогда не ходили на охоту? Смотрите, даже рысь легко распознает ловушку. Если встать с подветренной стороны, хищник вас не учует. А вы и без того здесь так наследили, что присутствуй – не присутствуй – запах все равно останется.
Он умолчал, что животные обычно иначе реагируют на все противоестественное природе. Почуяв вампира, они в первобытном ужасе, рождаемом заботливым инстинктом самосохранения, стремятся убраться прочь. А вот ненормальная ручная рысь, поди ж ты, чуть ли не об ноги трется. Дэвеир снова с трудом подавил желание прикончить раздражающую помеху. Он бы успел – кошка и не пикнула бы. Но возись потом с ее хозяином… Таким же сумасшедшим.
- К вам домой? Как это мило с вашей стороны. Вы всех незнакомцев приглашаете, или выбираете по каким-то принципам? Но идти так далеко по темному дремучему лесу, полному голодных хищников…
Здесь следовало изобразить испуг, но желания уже не было. Раздраженный голодный хищник потихоньку поднимал голову, и чем ближе к собеседникам подступала тьма, тем сильнее он становился, ярче разгорались бездонные, с кровавым оттенком глаза. И теперь очень явным становился вопрос «чего и зачем ждать». Будет ли кто-то искать этого глупого человечка, не обнаружив его утром в своей постели? Ой, вряд ли… Он не производит впечатление открытого и общительного, обремененного семьей или, по крайней мере, кучей друзей. Житель лесной глуши… Что же мешает… выпить его досуха?
Вампир нетерпеливо облизнул клыки и сделал крошечный шаг ближе.
- Непременно назову. Не сомневайтесь…
Не боится? Придется ему помочь…
Князь замер в напряженной позе, наблюдая, как жертва медленно (по его вампирским меркам) взлетает в воздух, качается и вертится на веревке, как туша приготовленного к свежеванию барана. Какие же они все-таки слабые, уязвимые… На бледном лице расцвела тонкая торжествующая улыбка. «Теперь ты весь в моей власти…».
Дайре неспешно обошел вокруг растяпы, растягивая момент. Что-то, помочь? О, несомненно! Вот только не прямо сейчас.
- Вот так номер, - протянул он, останавливаясь напротив лица человека и глядя на него сверху вниз. – Охотник угодил в свою собственную ловушку. Какой позор. Все волки в округе сейчас смеются над вами.
Он внимательно осмотрел веревку, перекинутую через ветку метрах в трех над землей. Не слишком толстую… Зато вот завязана на стволе на славу. Впечатление, будто человечек именно этим всю жизнь и занимался, а не ловушки на волков расставлял. Перерезать веревку нечем, развязывать узлы слишком долго, да и стоит ли какой-то смертный того, чтобы с ним возиться? При всей скверности характера, собственное правило «не убей» Дайре соблюдал неукоснительно. Но правило «не покалечь» за ним вовсе не следовало.
Вампир ухватился за ногу лопуха так высоко, как смог достать, и со всей силы дернул, нисколько не заботясь о последствиях для костей. Раздался жуткий треск, ветка обломилась, отпуская веревку, и жертва мешком рухнула на землю.

+1

10

Эландер почувствовал, как колышется его уязвленное самолюбие. Он не любил выглядеть слабее и глупее окружающих, возможно, это еще одна причина, по которой он ушел из населенных пунктов, чтобы хоть в чем-то разбираться лучше других. И что же выходит теперь? Сердце пререкается с разумом так, что нечто в груди бурлит и переворачивается и готово вскипеть в любой момент. Минус  Эла - с ним бывает тяжело, но мало кто скажет об этом в лицо. Лишь немногие могли привыкнуть к  парню, да он и не любил навязываться. "Ну, конечно же. Подветренная сторона." - Он не любил выглядеть глупым. И все же, иногда с языка соскакивало то, что должно быть не оглашенным:
- Вы выглядите, как человек высшего сословия. Так откуда вам знать об охоте лучше лесника? - Он поднял глаза на собеседника. Жаль, слишком темно. Цвета глаз уже не разглядеть. Он знал, что напрашивается на неприятности., жаль, порой язык работает скорее головы. В собеседнике было явно что-то отпугивающее, контактировать с ним хотелось все меньше и меньше, а тот еще и придвигается! Мистер Алаксар не знал, куда деться в родном лесу и что сделать, чтобы закончить разговор. Слова с родни "Простите, но мне пора по делам" звучали бы невежливо по отношению к человеку, стоящему выше по статусу. Хотелось бежать, бросив вещи. Губы давно пересохли, их приходилось облизывать все чаще. В животе образовался непонятный ком нервов, который мешал лишний раз вздохнуть или даже раскрыть рот. Речь становилась прерывистой, слова все чаще забывались,  слова срывались на половине и складывалось ощущение. что Эландер постепенно превращается в заику. Его речь уже не была такой уж внятной, а длинные слова и вовсе не давались для произношения. Юноша чувствовал себя иностранцем в чужой империи, далеко от дома. Он совершал ошибку за ошибкой, но так сложно признать поражение вслух и сказать "Я не прав", словно это выше его достоинства. Объяснение почему придется преодолеть минимум два часа пути, хотелось оставить за рамками картины.
Животный страх всегда дремлет где-то глубоко внутри, ожидая своего времени. Голос стал более хриплым и потерял хоть какому-то близость со звучностью. Прерывистые вздохи срывались в никуда, ощущение комфорта пропало вовсе. Особенно беспомощным Элли ощутил себя, очутившись кверху тормашками. Насмешки выбивали из колеи, даруя ощущение незащищенности. Откровенное издевательство невольного свидетеля заставляло сердце тихо ненавидеть этого лорда с глазами хищника, что видит наживу в подзарядке чужими негативными эмоциями. - Все..непре-менно. - Неохотно согласился Эл. Подобно шершню, похоже, незнакомец питался страхами и ощущением беспомощностью. Сейчас бы его не удивило, если б даже его оставили висеть на ветке, привязанным за ногу. "Кто я? Правильно, висельник-неудачник." - Кожа рук бледнела на глазах, ноги постепенно покрывали сотни невидимых раскаленных добела игл, которые со всей скорости врезались вплоть. Еще немного - и конечность онемеет окончательно. Напряженная жила на шее твердила о том, что Эл на пределе. Он хотел избежать нелепой смерти и даже попытался согнуть пресс, чтобы дотянуться рукой до веревки. Обратный импульс веревки-маятника был с лихвой погашен глухим столкновением черепной коробки и дерева. Из глаз посыпалось что-то неприлично-яркое, затем серый туман заволок зрачок. Звуки доносились подозрительно гулко, усиленные втройне.
- Я.... ничего.. не вижу... - Тупая боль в затылке. Собственный голос, словно, отражался в глубинах ближайшего озера. От шеи к затылку стекали крупные капли пота. Зависание в воздухе словно продлилось часа два - если полагаться на ощущения. Эл сотню раз успел похоронить себя заживо. Что самое печальное, его труп посреди леса даже вошки достать не смогут, лишь медведь, поднявшийся на дыбы. Ему уже мерещилось, что некто покусывает за загривок и чуть выше, за голову. Телу внезапно стало холодно и неуютно в этом мире. В юное говорил необузданный страх. Его здесь даже никто не найдет, даже если бы он продолжал общаться с родными. Ему оставалось лишь гнить заживо, лелея свою ногу и прочие ссадины, с которых, вероятно, и начнет разлагаться плоть. Он пытался проморгаться - бесполезно. С каждой секундой становилось только хуже. Нутро взывало к помощи, но Алаксар не смел извлечь из себя и звука.
Резкий толчок. За веревку или ногу дернули. Полет менее секунды окончился падением на спину в районе лопаток. Острая боль достигла сознания еще через минуту, сразу в нескольких местах тела. В носу засвербил запах тошноты. Молодой человек по-прежнему не осознавал реальность. Он осторожно ощупал руку чуть выше локтя, пальцы с противным чавканьем выдернули острый камень. Приступ боли постепенно достиг лодыжки - травму сложно спутать с чем-то другим. С трудом садясь, он вслепую обшаривал каждый дюйм ноги ниже колена, стараясь определить хотя бы, открытый или закрытый перелом.
- Где вы..? - Он старался сосредоточиться на звуках, вертел головой... но даже не знал, один ли здесь находится? Ему совсем не хотелось провести ночь в окружении хищников, особенно, если от тебя за добрую милю тянет кровью. В грудной клетке заныло. Он едва сдерживал тошноту страха. Почему-то ему хотелось сейчас оказаться где-то на верхушке сосны - там безопаснее. Лицо резко побледнело и покрылось испариной. Слабые руки шарили вокруг тела, но не могли остановиться на сумке.

0


Вы здесь » Лондон и легенды Изумрудного Залива » Изумрудная долина » Вот и встретились два одиночества, 13 асвелл 4682


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC